ЛОДЕЙНОЕ ПОЛЕ

logotype
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА ЛОДЕЙНОПОЛЬСКОГО РАЙОНА Издается с октября 1924 года

«Клин журавлей над полем минным…»

11 мая 2024
«Клин журавлей  над полем минным…»
«Клин журавлей над полем минным…»

Об этой трагической истории, произошедшей в августе 1944 года, мы уже рассказывали в нашей газете. Но с годами многое стирается из памяти, а подвиг героев не должен быть забыт. Он до сих пор, и спустя 80 лет, вдохновляет авторов на создание поэтических произведений.

Минеры копия2.jpg

Шло лето 1944 года. Блокада Ленинграда снята, а линия фронта откатилась за границу. Город и область постепенно возвращались к нормальной жизни, хотя война разрушила основную часть таких важных учреждений, как больницы, заводы, учебные заведения, железнодорожные вокзалы, почтамт и т. д. Несмотря на уверенное контрнаступление советской армии вернувшиеся домой жители, в основном женщины, дети и подростки, находились едва ли не в большей опасности, чем на фронте. Обширные территории в окрестностях Ленинграда и Ленинградской области были заминированы. Таким образом, одним из первоочередных мероприятий по восстановлению жизнедеятельности было обезвреживание заминированных участков, что являлось особенно актуальным для областных населенных пунктов, окруженных лесными массивами.

Так было и в Лодейном Поле, большую часть которого враг оставил в руинах, заминировав окрестности – северную и северо-западную части Лодейнопольского района. Требовалось обезвредить от мин 69 полей, начиненных противотанковыми и противопехотными зарядами. Кроме того, что такая работа предполагала смертельный риск, мероприятия по разминированию имели определенную срочность. Государственный Комитет Обороны обязал районные организации ОСОАВИАХИМА закончить работу по разминированию и очищению территорий от взрывоопасных единиц до 1945 года.

Сразу после блокады, в феврале 1944 года, на основании решения Совета ОСОАВИАХИМа СССР от 6 февраля 1944 года Лодейнопольский райсовет организовал обучение по разминированию и сбору трофейного и отечественного вооружения и боеприпасов по 70-часовой программе. Районные комсомольские организации стали быстро формировать отряды из добровольцев для изучения разминерного дела. Призыв был принят, и большое количество комсомольцев вызвались выполнять эту крайне опасную работу. Согласно спискам, на курсах обучались в основном 17-летние девушки. Курсы по подготовке разминеров открылись в Алёховщине и Лодейном Поле. В связи со срочностью выполнения задачи срок обучения был по-военному сжатый – 1 месяц (с 1 по 30 мая).

После обучения в июне 1944 года в Лодейном Поле был создан отдельный разминерный батальон под командованием гвардии майора Поспелова. В его составе было несколько групп, одну из них возглавлял старший сержант В.И.Тихомиров. Под его командованием были: Лидия Рябкова – заместитель командира, Раиса Карпова, Лидия Махнова, Зоя Максимова, Клавдия Шлимакова и 15-летний Семён Андреев. Самая старшая из девушек – Клавдия Шлимакова, ей было 22 года, Зое Максимовой – 17 лет, а всем остальным – по 18. Вскоре сформированный отряд Тихомирова получил ответственное задание: отчистить от мин участок на правом берегу Свири в четырех километрах от деревни Свирское.

Весь правый берег Свири был усеян минами и фугасами. Группа Тихомирова в августе переправилась туда на лодках. Работа началась с расстановки трафареток с надписями: «Осторожно! Минное поле» или «Мин нет». Стоит отметить, что летний период работы разминеров имел свои сложности. Поиску и обезвреживанию мин мешала высокая трава, маскирующая ловушки, а толстый слой дерна, образовавшийся за три года, надежно прятал под собой поставленный заряд. Планов разминирования территории, разумеется, никто не имел. Задачу усложняло также отсутствие необходимого оборудования. Вместо миноискателей разминерам выдавали деревянные двухметровые палки с металлическими наконечниками. Эти орудия называли щупами – созвучно принципу их работы: разминер буквально прощупывал каждый сантиметр земли вокруг себя тыкающими движениями. Когда железный наконечник натыкался на зарытую мину, раздавался характерный звук металла.

У противотанковых мин два запала: нажимной – сверху и натяжной – сбоку. Нажимной срабатывал только от достаточного сильного давления, когда по нему проедет танк, поэтому осторожные тычки щупов по нему были не опасны. Основную опасность для минера представляла ловушка от натяжного запала – протянутая от него тонкая проволочка, привязанная к колышку, дереву или кустику. Если задеть ее ногой – мина взорвется.

Шли минеры цепью на большом расстоянии друг от друга, около 10 – 20 метров. Как только кто-то из них натыкался щупом на мину, ему следовало проверить – нет ли натяжной ловушки. Проволочку аккуратно перерезали специальными ножницами и обезвреживали боковой запал, затем разрывали дерн и снимали заряд. Каждый разминер обезвреживал мину на своем участке самостоятельно. За все время общей работы отряд Тихомирова обезвредил около 3400 противотанковых мин и снарядов. Задача по очищению от мин участка на правом берегу Свири была почти выполнена, но вернуться в полном составе с минных полей отряду все же было не суждено…

16 августа случилось непоправимое. Вероятнее всего, кто-то из разминеров задел проволоку натяжного запала. Противотанковая ловушка соединяла сразу 10 мин, которые взорвались одновременно. Взрыв произошел недалеко от аэродрома с подбитыми военными самолетами, где накануне страшной трагедии обедали члены отряда. Взрывная волна была настолько сильной, что забрала жизнь одного из летчиков, неподалеку ремонтировавшего самолет. Другой летчик, получив серьезные ранения, сумел добраться до дороги и позвать на помощь. Разминеры из другой группы смогли проложить дорогу к месту взрыва только к 8 часам вечера.

Трагедия унесла жизни пяти членов отряда. Лида Рябкова и Клавдия Шлимакова получили тяжелые ранения, но к прибытию спасательной группы были еще живы. Истекая кровью, они пролежали в лесу пять часов. Раненых доставили в военный госпиталь города Лодейное Поле.

Минеры1 копия 2.3jpg.jpg

Слева направо: минёр Лидия Петровна Рябкова и матери погибших минёров Клавдии Шлимаковой и Семёна Андреева


Командир отряда старший сержант Тихомиров, Сеня Андреев, Лида Махнова, Рая Карпова и Зоя Максимова погибли. Их останки вывозили 20 августа на грузовой машине представители ДОСААФ, отец и сестра Лиды Махновой. Последняя, Серафима Тимофеевна Махнова, вспоминала: «Носили тела на плащ-палатках и складывали в гробы, которые сразу заколотили. Никому не показывали, родные бы не выдержали... От Сени Андреева осталась только часть руки. У Лиды Махновой не было головы, руки... Рая Карпова вся была обуглена. А Зоя Максимова как будто уснула, на ней все сохранилось: сиреневая кофточка с рукавчиками до локтей, серая юбочка. Лишь в виске справа маленький осколок и тоненькая струйка крови…».

Подготовила Виктория ПРОКУРАТОВА

(Окончание следует)


Возврат к списку

Другие новости