К 410-летию освобождения Москвы от польских интервентов

  

4 ноября в нашей стране отмечается День народного единства. В 2022 году с освобождения Москвы от польских интервентов под руководством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского прошло 410 лет. Воспоминания о подвиге русского народа – это ещё один повод подчеркнуть, что историю делают личности.

«К тому моменту, когда начинало формироваться первое нижегородское ополчение, запад государства был в руках врагов – шведов и поляков», – рассказывает историк Михаил Полиевктов в книге «Минин и Пожарский» (1911), представленной на портале в Президентской библиотеки. В Московском Кремле засели бояре, уже присягнувшие польскому королевичу Владиславу. Стоявшие лагерем под Москвой казаки Трубецкого и Заруцкого плохо выполняли роль защитников государства – лучше сказать, что это были остатки первого ополчения, которое не достигло своей цели. И когда Патриарх Гермоген призвал народ постоять за святое дело освобождения Руси от иноземных захватчиков, нижегородское ополчение начало обретать силу. Исторические источники подтверждают, что создание второго нижегородского ополчения было прежде всего откликом на призыв Патриарха, а взявший это движение в свои руки Кузьма Минин действовал не под влиянием порыва чувства, но по сознательно продуманному плану.

Кузьма Минин в 1611 году занимал выборную должность земского старосты, что, несомненно, указывает на общественное доверие. Воззвание Гермогена было послано нижегородцам в августе, тогда же был начат Мининым сбор денежных пожертвований на ополчение. Одновременно начался и сбор ратных людей из близлежащих городов. «Начальство над ополчением, вероятно по рекомендации Минина, – подчеркивает в своём очерке Полиевктов, – было предложено стольнику князю Дмитрию Пожарскому».

Пожарский к тому времени уже достаточно громко заявил о себе на политической арене. Его род до XVI века владел обширными вотчинами в Нижегородском и Суздальском крае. Их положение очень пошатнулось от дел опричников при Иване Грозном. При Борисе Годунове дела шли ещё хуже, поэтому, ревниво относясь к чести своего рода, позднее он примкнул к «боярскому» царю Василию Шуйскому и верно служил ему воеводой. Когда царя «свели с престола», Пожарский одним из первых двинулся к Москве выбивать засевших в ней поляков, где был тяжело ранен.

В конце октября 1611 года Пожарский встаёт во главе ополчения. Хозяйственная часть дел передаётся Минину, а собственно военное дело и административные обязанности Пожарский берёт на себя. От его имени в Вологду и Ярославль были посланы грамоты с призывом встать заодно с нижегородскими и «понизовыми» городами против поляков. Во многие города были назначены правителями нижегородцы.

В фонде Президентской библиотеки сохранились сведения о том, что всем вошедшим в состав ополчения было назначено достаточное жалование, от 30 до 50 рублей, и было заготовлено всё необходимое для похода.

В конце марта 1612 года ополчение двинулось из Нижнего Новгорода, но Пожарский не повёл войско прямо на Москву. Он понимал, что необходимо закрепить за собой север государства, поэтому защитники пошли сначала в Ярославль, где оставались до августа. В Ярославле Пожарский созывает Земский собор из выбранных «от всех городов и чинов» Московского государства и в своих грамотах уже начинает говорить «от лица всея земли». То есть он пытается создать некое временное правительство в момент государственной разрухи.

Пожарский вступил в дипломатические переговоры с засевшими в Новгороде шведами и, не отвечая прямым отказом на предложение избрать в цари шведского королевича Карла Филиппа, сумел выиграть время и удержать шведов от каких-либо решительных действий.

Войском Речи Посполитой успешно командовал гетман Ходкевич; стоит добавить, что он должен был как оказать военную помощь польскому гарнизону в Москве, так и доставить провиант. Был даже момент, когда сопротивление поляков ополченцам под Москвой начинало казаться непреодолимым. Тогда Кузьма Минин, как рассказывают историки, «не только воодушевил рать словом, но сам повёл в бой один отряд, что способствовало окончательному поражению гетмана». После того как удалось заставить Ходкевича отойти от Москвы, изгнать польский гарнизон из Кремля было уже просто.

Освобождением Москвы роль новгородского ополчения не ограничилась. Оно продолжило очищать русские земли от врагов, после чего вожди ополчения передали ответственность новому Земскому собору, который должен был избрать будущего царя. Историки отмечают, что во время предвыборных переговоров Минин и Пожарский настаивали, чтобы царь был из русских.

«Очень может быть, что представитель тяглаго класса, Минин сразу же был за кандидатуру неродовитого Михаила Романова. Был ли согласен с самого начала на такое разрешение вопроса княжич Пожарский, остается неизвестным», – заключает историк Михаил Полиевктов. Тем не менее во время коронации Михаила Федоровича Пожарскому было доверено держать третью по важности регалию – «яблоко великодержавное».

Кузьма Минин после победы прожил недолго. В 1615 году, во время отъезда царя, ему было поручено беречь Москву. В следующем году он был направлен на Волгу разбираться с восставшими татарами и черемисами. Возвращаясь в столицу, Минин скончался.

Пожарскому служить при дворе было, судя по всему, непросто. Потомку старого рода его имя скорее мешало, чем помогало в придворной карьере. Он участвовал ещё в нескольких военных походах, но главным его подвигом остались события, о которых мы вспоминаем в День народного единства.

Текст и фото предоставлены пресс-службой Президентской библиотеки

5 1 голос
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии