От Водской пятины до Ленинградской области

  

(Продолжение)

Глава 8.

Восстановление и развитие флота

в межвоенный период, в 20-30 годы xx века.

Становление Ленинградской области как морского и военно-морского форпоста Советской страны.

В период 1932-1940 годов производство электроэнергии в области увеличилось в 3,3 раза, создав условия для ускоренного развития всех отраслей промышленности. Но электрификация населённых пунктов отнюдь не считалась приоритетной задачей. Так, в районном центре Тосненского района – посёлке Новое Тосно – электроподстанция появилась только в 1936 году, тогда свет получило 320 квартир, железнодорожная станция и некоторые улицы. К началу Великой Отечественной войны из 1 185 жилых домов райцентра имели свет лишь 200, а на его улицах горело лишь 46 фонарей. Значительные работы по электрификации района были запланированы на начало 1940-х годов.

Посёлок Свирьстрой, наше время. Возник в связи со строительством Нижне-Свирской ГЭС

Всего с 1934 по 1941 годы в Ленинградской области (в её нынешних границах) были построены три сельских электростанции, дававшие ток 25 колхозам, пяти совхозам и трём МТС.

Электростанциям, построенным в Ленинградской области по планам ГОЭЛРО, I и II пятилеток, суждено было сыграть роль градообразующих предприятий, обеспечивавших окрестных жителей работой, жильём и возможностью получить профессиональное образование или повысить квалификацию. Так, одновременно с электростанцией на берегу Свири вырос новый благоустроенный рабочий посёлок Свирьстрой на 18 тысяч жителей, со школой, больницей и поликлиникой. 27 декабря 1933 года статус города был присвоен посёлку Волховстрой. В его состав были включены также железнодорожная станция Званка (переименованная в Волховстрой) и близлежащие деревни – Борисова Горка, Лисички, Дубовики, Халтурине (бывшее Петропавловское) и село Октябрьское (бывшее Михаила-Архангела).

В 1934 году проектировщики ленинградского института «Гипрогор» под руководством архитектора Д. П. Гаузнера приступили к решению ответственной и нелёгкой задачи объединения в единую планировочную структуру разнохарактерных, стихийно выросших поселений, вошедших в состав города Волховстроя. В архитектурном облике нового социалистического города доминантами становились здания общественного назначения, фоном для которых служила типовая жилая застройка. Облик многих из них ассоциировался с классической архитектурой Ленинграда петербургского периода.

Волховская ГЭС, наше время. Одна из старейших действующих гидроэлектростанций России. Входит в состав Каскада Ладожских ГЭС, является историческим памятником науки и техники

Город Волховстрой (в 1940 году переименованный в город Волхов), возникший на месте группы деревень с общим числом жителей до 2,5 тысячи человек, превратился в крупный железнодорожный узел, промышленно-энергетический и административно-культурный центр, население которого к началу Великой Отечественной войны достигло 30 тысяч жителей. Как отмечает исследователь И. М. Мельничук: «…Благодаря индустриализации открылась возможность развития Ленинграда и Ленинградской области в качестве единого народно-хозяйственного комплекса с постепенным выравниванием уровня их экономического развития.

Ведь если «колыбель революции» уже являлась крупным индустриальным центром, то в области промышленность располагалась «очагами», с преобладанием мелких предприятий.

Природные и людские ресурсы области давали возможность претворить в жизнь целый ряд масштабных проектов, значимых для развития самых различных отраслей советской экономики. В первую очередь внимание было обращено на природные богатства области, использование которых могло сыграть важную роль в развитии энергетического потенциала.

Ядром первого советского территориально-производственного комплекса стала в 1920-1930 годы Волховская ГЭС. Комплекс включал в себя алюминиевый и химический заводы в Волхове и целлюлозно-бумажный комбинат (первоначально – бумажная фабрика) в Сясьстрое.

Все они стали первыми в Советской России.

Одним из важнейших объектов индустриализации являлся Волховский алюминиевый завод, заложенный в непосредственной близости от Волховской ГЭС в начале 1930 года. Выбор места для строительства алюминиевого завода определялся наличием дешёвой электроэнергии и близостью месторождения бокситов, обнаруженного ещё в 1869 году под Тихвином. В 1916 году ярко-красные глины Тихвинского месторождения были определены как алюминиевая руда с большим содержанием кремнезёма. В 1927 году в Ленинграде, в ГИПХе разработали технологию получения алюминия путём спекания тихвинских бокситов с содой и известняком. Эта технология была положена в основу промышленного производства алюминия на заводе в Волховстрое, который был построен полностью своими силами без иностранной помощи. «Алюминьстрой» – так, в духе времени, стало называться новое грандиозное строительство первой пятилетки. Времени на подготовительные работы – строительство жилищ, бытовых и вспомогательных помещений, благоустройство дорог и подъездных путей – не было. Всё внимание с первых дней сосредоточивалось на возведении основных промышленных объектов: преобразовательной подстанции, глинозёмного и электролизного цехов (в первые годы их называли «заводами»). 4 июля 1930 года на стройке побывал С. М. Киров.

На строительстве работало около 1 200 человек. Тяжёлые условия работы провоцировали большую текучесть кадров, которая к концу 1930 года превышала 40%: в дни выдачи зарплаты со стройки уходило по 120-150 рабочих. В июне 1931 года из Ленинграда приехало более 900 человек, направленных «на борьбу с прорывом», к концу лета число строителей было доведено до семи тысяч. Бригады работали по 16-18 часов, некоторые из них задолго до начала стахановского движения вырабатывали до трёх норм за смену. 14 мая 1932 года был выплавлен первый в стране промышленный алюминий. Вместе с первым слитком из волховского алюминия была изготовлена плита с рапортом в адрес ЦК ВКП(б). Плановая производительность завода составляла 5 тысяч тонн алюминия, но уже спустя два года после пуска предприятия она была перекрыта.

С 1929 года на месторождении тихвинских бокситов началось строительство посёлка Бокситы, а в 1934 году здесь был заложен Тихвинский глинозёмный завод. В 1938 году он вышел на проектную мощность (ныне ОАО «Бокситогорский глинозём»). В 1935 году Бокситы получили статус посёлка городского типа с переименованием в Бокситогорск (название железнодорожной станции осталось прежним). К 1940 году в нём проживало около десяти тысяч человек; были построены ясли, детский сад, школа, аптека с амбулаторией, несколько магазинов и столовых. 29 апреля 1941 года в Бокситогорске был введён в строй действующих завод по искусственному обезвоживанию торфа, ставший впоследствии биохимическим заводом. Промышленная добыча торфа велась на обширных Ларьянских болотах, расположенных к северо-западу от Бокситогорска.

Таким образом, в некогда одном из самых глухих уголков Ленинградской области сформировался ещё один промышленный центр, со временем выделенный в отдельную административную единицу.

Открытие в 1926 году в междуречье Луги и Плюссы Гдовского месторождения горючих сланцев дало толчок развитию сланцедобывающей промышленности. 9 апреля 1930 года в значительной степени под личным контролем С. М. Кирова здесь началось строительство первого опытно-эксплуатационного рудника, а в 1932 году в связи с увеличением объёма работ и перспективой выхода на промышленный уровень добычи был заложен посёлок Сланцы. Официальный статус рабочего посёлка он получил 20 декабря 1934 года. В посёлке построили сланцеперерабатывающий завод, на котором производились смолы, битум, велась добыча строительного камня, песка и гравия.

Усть-Ижорская верфь, ныне Средне-Невский судостроительный завод

С 11 марта 1941 года посёлок Сланцы стал центром Сланцевского района.

Помимо полезных ископаемых к числу естественных природных богатств области относился лес, что делало актуальной проблему его переработки. Так сформировались предпосылки для развития лесохимической и целлюлозно-бумажной промышленности.

Стремясь уйти от разорительного импорта целлюлозы, правительство приняло решение о строительстве целлюлозно-бумажного комбината в нижнем течении реки Сяси. В 1928 году были открыты первые цеха нового предприятия, оборудованного по последнему слову техники. В ходе индустриализации лесообрабатывающая промышленность Советского Союза пополнилась также Пашским лесопильным (1929 г.) и Тихвинским лесохимическим (1932 г.) заводами.

Большие объёмы леса и других строительных материалов требовались для развернувшегося с конца 1920-х годов в Ленинграде массового жилищного и промышленного строительства. Потребности строительной индустрии обеспечивал целый ряд областных предприятий. Важную роль в региональной экономике области играли кирпичные (в Любани и Рябове) и стекольные («Торковичи», «Плоское» под Лугой, «Восстание» в Чудове) заводы. Вступили в эксплуатацию Угловский и Волосовский известняковые заводы. На базе выявленных залежей известняка и глины в окрестностях Пикалёва в 1940 году начал работать Пикалёвский цементный завод. Его корпуса, в основном законченные строительством в довоенное время, сильно пострадали от вражеских бомбардировок.

В 1926 году в Луге был пущен в строй «Красный тигель» – восстановленный и реконструированный тигельный завод, основанный в начале XX века. Завод начал выпускать графитовые тигли для плавки цветных металлов, а также различные абразивные изделия. Лужские абразивы и тигли полностью заменили тигли, ввозимые из Англии, являвшейся тогда их главным поставщиком. Продукция этого предприятия, так же как продукция Гатчинского завода по производству бумагоделательных машин им. Рошаля и завода в Лодейном Поле, выпускавшего автоприцепы, была известна далеко за пределами области.

В первые годы индустриализации судостроение и судоремонт в Ленинградской области не получили должного развития. На повестке дня были другие, более насущные проекты. Лишь в конце 30-х годов XX века были приняты решения о строительстве новых верфей и судоремонтных предприятий. К этому подталкивала и международная обстановка – крупные заводы были перегружены военными заказами и не справлялись с ними, а стране требовались баржи, буксиры, лихтеры – суда, призванные обеспечить работу кровеносной системы России – речных коммуникаций.

Крупнейшим судостроительным предприятием на территории нынешней Ленинградской области являлась в тот момент Ижорская верфь, ныне Средне-Невский завод в посёлке Понтонном, основанный в 1912 году. Как уже указывалось выше, начало 1920-х годов предприятие встретило в законсервированном состоянии. В середине 20-х годов прошлого века верфь вошла в общесоюзный судостроительный трест, в 1928 году она была передана Государственному Северо-Западному речному пароходству. К сожалению, эти административные манёвры не привели к оживлению работы на предприятии.

По-настоящему верфь заработала только в начале 1930-х годов.

В это время в стране начались активные эксперименты по использованию электросварки в кораблестроении. В 1930 году в СССР был построен первый цельносварной буксир, в том же году была создана хозрасчётная организация «Электроверфь», призванная способствовать внедрению электросварки на судостроительных предприятиях. В 1930-1931 годах на Средне-Невской верфи была создана специализированная лаборатория с целью внедрения электросварки при ремонте корпусов металлических судов. В 1934 году впервые в СССР электросварка была применена заводом при изготовлении пассажирского судна «Белорыбица». К 1935 году верфь становится самой мощной базой судоремонта в северо-западном бассейне и одной из крупнейших в Союзе. Во второй половине 1930-х годов завод под номером 363 вошёл в Наркомат судостроительной промышленности. С 1937 года он начинает выполнять заказы наркомата обороны по строительству тральщиков. В 1937-1948 годах на верфи были построены 12 боевых кораблей по проекту 53У – Т-206 «Верп», Т-205 «Гафель», Т-207 «Шкиф», Т-209 «Кнехт», Т-210 «Гак», Т-211 «Рым», Т-212 «Штаг», Т-215, Т-216 и Т-128. Т-217 был достроен уже в ходе Великой Отечественной войны, два корабля были достроены после окончания войны и три тральщика были завершены строительством на других верфях.

Постановлением № 1750 было начато строительство Свирской судостроительной верфи. Планировалось построить верфь деревянного судостроения. Несмотря на то, что производство на предприятии было налажено в полном объёме только после войны, свирские судостроители внесли огромный вклад в работу ладожской «Дороги жизни», о чём речь пойдёт дальше.

(продолжение следует)

0 0 голос
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии