Не забудем! Не простим!

  

(Продолжение)

Главный архивист Ленинградского областного государственного архива в Выборге Геннадий МОСКВИН продолжает рассказ о военных преступлениях союзника Германии – Финляндии – и её оккупационных военных властей на Ладожско-Онежском и Карельском перешейках, в частности на территории Лодейнопольского и других районов Ленинградской области.

– “В городе Лодейное Поле… – говорится в записке, – финны из 963 домов разрушили 467, уничтожили все промышленные предприятия, 4 театра, взорвали две церкви и ценнейший памятник архитектуры XVII века – Краеведческий музей.

Крупнейшее предприятие всесоюзного значения – Свирскую ГЭС № 9, дающую Ленинграду 100 000 киловатт электроэнергии, финны разграбили и разрушили. Внутренние помещения ГЭС взорваны. Техническое оборудование, в том числе 4 импортные турбины в 27 тыс[яч] лош[адиных] сил каждая и 2 малых турбины в 2,5 тыс[яч]лош[адиных] сил взорваны и сожжены вместе со вспомогательным и сложным оборудованием. В подстанциях и главном корпусе финны разграбили и вывезли абсолютно все оборудование вплоть до осветителей сети и кабеля. Вывезены в Финляндию даже металлические дверные ручки, содран и увезен паркет с пола. Рабочий поселок электростанции, состоящий до войны из полутора тысяч домов, в которых проживало свыше 20 тысяч человек, полностью сожжен.

Женщины, содержащиеся в финском лагере № 1, постоянно привлекались к тяжёлым работам на лесозаготовках (Медгора, 1942 – 1943 годы). Фото из открытых интернет-источников

…Финские захватчики взорвали и сожгли Лодейнопольский завод автоприцепов Наркомата среднего машиностроения. Уничтожены все 80 зданий и сооружений завода. Оборудование стоимостью 2 миллиона рублей разрушено и вывезено в Финляндию.

Полностью уничтожен кирпичный завод, двухрамный лесопильный завод (разделывающий до 500 кубометров леса ежедневно), а [также] деревообделочный завод, завод “Пищепром”, мебельная фабрика и другие предприятия, расположенные в черте г. Лодейное Поле и на территории Лодейнопольского района.

Сожжены и разрушены все культурные и медицинские учебные заведения. Всего на территории Лодейнопольского района уничтожено 1 084 дома из 1 685 имеющихся до войны”. В записке отмечается, что также “разрушены и сожжены все предприятия и уничтожено большинство жилых домов”.

Хотел бы обратить внимание молодых читателей на то, каким развитым, индустриально и культурно, был город Лодейное Поле до войны! Я бы сказал, что наряду с Волховом, а также с рабочим поселком Кириши он представлял собой образцовый социалистический предвоенный город, его жители жили счастливой жизнью, которую нарушили немецкие и финские агрессоры.

– На какие архивные документы опираются авторы процитированной Вами информационной записки?

– Полная картина преступлений финской армии в отношении населенных пунктов и мирного населения Лодейнопольского района представлена в Акте районной комиссии “О злодеяниях финских захватчиков на территории Лодейнопольского района Ленинградской области” от 6 июля 1944 года, подписанном секретарем райкома партии, депутатом райсовета Н.С.Михайловым, заместителем председателя районного совета депутатов трудящихся П.А.Никифоровым, начальником строительства Треста № 1 “Свирьстрой” инженером С.Б.Левшиным, учительницей Лодейнопольской средней образовательной школы М.М.Вешкельской, представителем Карельского фронта, подполковником М.М.Беляевым, начальником железнодорожной станции, депутатом горсовета Ивановым и др.

Финские оккупанты по примеру своих немецких «учителей» осуществляли на оккупированных территориях Ленинградской области, в том числе и в Лодейнопольском районе, тактику «выжженной земли». Они вели себя как настоящие варвары. Как сообщается в Акте, начиная с 7 сентября 1941 года до 22 июня 1944 года после занятия финскими войсками правобережной части Лодейнопольского района и подхода их вплотную к Лодейному Полю город и населенные пункты подвергались разрушениям путем систематических артобстрелов и бомбежек. В результате пребывания “финских грабителей” с 23 сентября 1941 года Свирская ГЭС приведена в полую непригодность, а “цветущий городок ГЭС cо всем хозяйством полностью уничтожен”. Финны частично эксплуатировали гидроэлектростанцию, а перед отходом 17 июня 1944 года “разгромили и разграбили ГЭС“, взорвав все эксплуатационное оборудование шлюза, четыре эксплуатационные турбины, все помещения ГЭС. Как указывается в этом Акте, было разграблено и увезено все электрическое оборудование.

Разрушенное здание городской больницы (фото из фондов архивного отдела администрации Лодейнопольского района)

В городе и районе были также полностью уничтожены паровозо- и вагоноремонтные мастерские, железнодорожная станция и вокзал, речная пристань, склады общей емкостью грузов на 3,5 тысячи тонн, 12 школ, 3 средних учебных заведения, 5 клубов и 4 театра, а также 4 больницы, 2 роддома, 6 фельдшерско-акушерских пунктов.

В Лодейном Поле и в поселке “Свирь-3” было разрушено 2 364 дома городского типа, а в сельской местности – 18 885 домов. Поселок “Свирь-3” был уничтожен полностью, из 1 410 домов осталось только 3 и то полуразрушенных.

В Кондушском сельсовете полностью уничтожены или сожжены деревни Назарьевская, Заречье, Пустошь. Все селения были полностью уничтожены и в сельских советах Горское, Лахтинское, Пирейский. 22 колхоза, захваченные врагом, были превращены в финские сельскохозяйственные предприятия.

– А как складывалась судьба местного населения оккупированных населенных пунктов Лодейнопольского района?

– Согласно Акту,” в момент захвата финскими войсками Лодейнопольского района на оккупированной территории оставалось 1 431 человек деревенского населения, главным образом женщин, детей и стариков, не успевших эвакуироваться“.

Абсолютно все население оккупированных населенных пунктов было согнано со своих родных мест в специальные лагеря. На территории Лодейнопольского района, в частности, был организован такой лагерь в Свирском монастыре. В него оккупанты сгоняли и “мирное гражданское население с малыми детьми”, и советских военнопленных. Свирский лагерь по немецкой классификации был сборно-пересыльным. Собранное здесь население направлялось в финский тыл, в частности в Олонецкий район, в уже упомянутый мной ранее Ильинский лагерь. Именно в этом лагере в течение всей финской оккупации и содержалось население оккупированных деревень и поселков Лодейнопольского района. Там был жестокий тюремный режим, людей заставляли заниматься тяжелым изнурительным трудом. Все узники этого лагеря работали на лесозаготовках и на строительстве дорог, за труд взрослые получали мизерную плату.

Очень важна и такая деталь, подтверждающая тезис о расизме финских властей. В Акте комиссии отмечается, что “…все русские, заключенные в лагере, обязаны были носить специальные нашивки лагерников, в то время как карелы таких нашивок не носили“. Конечно же, этой политикой финны хотели посеять национальную рознь среди советского мирного населения. В 1942 – 1943 годах, как сообщается в Акте, финны “вовсе освободили из лагерей карелов и разрешили им относительно свободное проживание и работы без патрулей“.

– Каким было положение детей в этом лагере?

– Дети, начиная с 10-летнего возраста, как и взрослые, работали и на лесозаготовках, и на строительстве дорог. Для них были установлены такие же большие нормы выработки, как и для взрослых. Важна такая деталь: труд детей не оплачивался совсем. Цель – истощить детские силы тяжким трудом и истребить их.

Над детьми финны издевались, не только заставляя заниматься непосильным трудом. Их морили голодом, а когда голодные мальчишки пытались хоть как-то добыть что-нибудь съестное, их жестоко наказывали. Так, в 1941 году были расстреляны два мальчика за то, что они поймали собаку лагерной переводчицы и съели её. “Причем финский солдат, прежде чем застрелить ребят, заставил их бежать впереди велосипеда, на котором он сам ехал”. А комендант лагеря Лахи Коско расстрелял ещё двух мальчиков, фамилии которых так и остались неизвестными.

В Акте районной комиссии отмечено, что дети, как и взрослые, подвергались постоянным избиениям со стороны охранников лагеря и его коменданта. В июне 1942 года “было избито 15 человек детей в возрасте 3 – 12 лет за то, что они собирали ягоды возле проволочного ограждения лагеря“. 30 марта 1943 года начальник лагеря подверг избиению группу узников – 30 человек. В их числе были дети: ”…Жаврукова Любовь 10 лет, Жаврукова Надежда 5 лет, Мирошкина Нина 15 лет, Воронин Василий 14 лет”.

– Геннадий Александрович, есть какие-то цифры о смертности узников в этих финских лагереях?

– Как отмечается в Акте Лодейнопольской районной комиссии, “в результате побоев, пыток, голодания и изнурительного труда заключенные в лагере советские люди ежедневно умирали. Всего вымерло 30% всех содержавшихся в лагере…“ .

(Продолжение следует)

2 1 голос
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии