От Водской пятины до Ленинградской области

  

Глава 6.
Строительство военно-морских крепостей
в XIX – XX вв. на территории нынешней
Ленинградской области

(окончание)

В 1910 году начальник инженеров и строителей Кронштадтской крепости инженер-генерал-майор А. А. Шишкин составил памятную записку о возможных действиях неприятеля против Кронштадтской крепости. По его мнению, противник мог предпринять морскую блокаду, артиллерийский обстрел, прорыв в Невскую губу и обстрел с небольшой дистанции острова Котлин, попытку овладеть фортами «Ино» и «Красная Горка» путём высадки десантов для подхода к острову Котлин и Петербургу, попытку форсировать кронштадтские фарватеры, предварительно подавив огонь фортов и батарей, создав тем самым угрозу Петербургу, захват крепости путём высадки морского десанта на остров Котлин.

152-мм пушка Канэ на позиции форта Красная Горка

Далее Шишкин детально рассматривал возможные действия противника и контрмеры, которые могла предпринять крепость.

Упомянутая записка способствовала ускорению решения вопросов об установке 12-дюймовых орудий, развитии сухопутной обороны фортов и возведении противодесантных батарей на побережье.

Так, в июне 1912 года для Николаевского форта и мае 1913 года для Алексеевского были утверждены проекты строительства одной открытой и одной башенной батареи (по четыре 12-дюймо-вых орудия). На этих батареях предусматривались казематы для орудийной прислуги, двух комплектов зарядов и снарядов, электростанции, вентиляционное оборудование и паровое отопление. Толщина стен пороховых погребов достигала 5,1 метра, а перекрытий из бетона, уложенного по швеллерам – 2,7 метра.

Батарея 12-дюймовых орудий (305 мм) форта Ино

Первоначальная стоимость двух батарей была определена в 2 миллиона 60 тысяч рублей, а окончательная их стоимость в результате пересмотра проекта и удорожания работ, вызванного войной, возросла почти вдвое.

Работы на обеих батареях были очень трудоёмкими. Так, на Николаевском форту временный городок строителей, состоявший из девяти бараков, пришлось перенести на площадку вблизи новых батарей и построить ещё два барака для рабочих с Ижорского завода, монтировавших башни и металлическое оборудование. Для монтажа башен и орудий над батареями были установлены портальные 100-тонные краны.

Как ни спешили, но к началу мировой войны 12-дюймовые батареи ещё не были закончены.

Хотя театр военных действий находился довольно далеко от Кронштадтской крепости, в ней усиленно готовились к бою. Особое внимание при этом обращалось на создание батарей для защиты побережья от десантов противника. Строились казармы для пехотных частей на Котлине, а над Николаевской батареей Кроншлота был надстроен кирпичный этаж для размещения личного состава. В таком виде она сохранилась до наших дней.

Артиллерийское вооружение в основном изготовлялось для нужд фронта, а потому в Кронштадтской крепости оно оставалось почти без изменений, за исключением 12-дюймовых батарей.

Николаевский форт был в основном закончен и вооружён восемью 12-дюймовыми, восемью 10-дюймовыми, восемью 6-дюй-мовыми и восемью 11-дюймовыми орудиями. На всех батареях возведены бронебетонные помещения для наблюдательных пунктов и два групповых командных пункта. Для отражения атак с воздуха были построены две 3-дюймовых противоаэропланных, как они тогда назывались, батареи. На 95% были закончены работы по созданию обороны вокруг 12-дюймовых батарей.

Перед сухопутной обороной был разрежен лес. В районе деревни Думалы, западнее форта, возвели батарею на шесть пушек Канэ. Были также установлены пять временных деревянных прожекторных вышек.

На Алексеевском форту все работы в основном были закончены.

Форт “Красная Горка”, процесс бетонирования покрытия каземата

На его вооружении находились восемь 12-дюймовых, восемь 10-дюймовых, шесть 6-дюй-мовых и восемь 11-дюймовых орудий. На батарее соорудили два бетонных погреба для боекомплектов. Были построены бронебетонные помещения для наблюдательных пунктов и групповой командный пункт. Сухопутная оборона на форту была оборудована на протяжении 3,5 км и приведена в боевую готовность. В ней имелись четырнадцать убежищ для противоштурмовых пушек, пять – для пулемётов, семь – для дежурных частей и пять убежищ-казарм на 120 человек каждая, трёх 10-дюймо-вых, шести 6-дюймовых пушек и четырёх 120-миллиметровых орудий.

Форт Ино зарядный погреб с противооткольным покрытием

Форт «Обручев имел на вооружении десять 10-дюймовых, шесть 11-дюймовых, десять 6-дюймовых и четыре 120-мил-лиметровых орудия.

На Константиновской батарее находилась казематированная установка на два 13,5-дюймовых орудия, десять 11-дюймовых, два 10-дюймовых и восемь пушек Канэ. Кроме того, на вооружении были две батареи на две 120-миллиметровых пушки в каждой.

Батарея «Милютин» была вооружена шестью пушками Канэ. Батарея «Риф» состояла из четырёх 10-дюймовых и восьми Объединённая батарея «Алек-сандршанец» имела в своём составе шестнадцать 9-дюймо-вых, шесть 120-миллиметровых орудий и двенадцать 9-дюймовых мортир. На косе были вооружены шестнадцатью 9-дюймовыми мортирами батареи № 1 и 2, а южная мортирная – восемью мортирами.

На батарее «Демидов» были установлены шесть пушек Канэ.

Форт “Красная Горка”, видны башенные батареи с 305-мм орудиями

Кроме того, на косе острова Котлин находились две противоаэропланных батареи, каждая из трёх 3-дюймовых орудий. Владимирская батарея состояла из четырёх пушек Канэ.

Помимо этих основных батарей, южный берег Финского залива был защищен батареями от Копорской губы до Нарвского залива. У дерев-ни Керново установлена батарея из двух 3-дюймовых полевых пушек с погребом для патронов, у мыса Наволок – четыре 120-миллиме-тровых пушки, на мысу Дубовском – четыре 3-дюймовых орудия.

Всего на этом побережье для отражения десантов противника установили 48 орудий, в том числе восемь пушек Канэ.

На островах в восточной части Финского залива, входивших в Кронштадтский крепостной район, также установили батареи. Так, остров Лавенсари был вооружён четырьмя 10-дюймовыми орудиями и двумя пушками Канэ. На острове Килписари были четыре пушки Канэ, а на острове Сом-мерс – два 120-миллиметровых орудия.

К весне 1917 года планировалось ввести в действие на острове Бьёрке батареи на четыре 10-дюймовых орудия и четыре пушки Канэ, а на мысу Стирсудден – из четырёх. Несмотря на много устаревших систем в составе перечисленной артиллерии, Кронштадтская крепость представляла собой мощную силу.

К тому же минные заграждения совместно с батареями делали невозможным прорыв немецких кораблей к Кронштадту и Петербургу.

По мнению специалистов, фортификационные сооружения, рас положенные на территории Ленинградской области – «Ино», «Красная Горка» и береговые батареи Финского залива – представляли собой шедевры военно-инженерной мысли. Построенные по последнему слову тогдашней военной науки с использованием инженерных решений, которые не просто были передовыми, но часто и опережали своё время. В результате был создан внешний оборонительный пояс Северной столицы.

Теперь мы можем по праву сказать, что именно тогда Ленинградская область в полной мере стала морским стражем Петербурга. Тот факт, что морским крепостям не довелось принять участие в первой мировой войне, лишь подчеркивает их силу. Командованию германского флота после операции «Альбион» в октябре 1917 года по захвату Моонзудских островов даже в голову не пришло пройти в Финский залив, подойти к Петрограду и взять его, хотя такая вероятность могла существовать.

Немцы направили к Моонзундским островам 10 линкоров, линейный крейсер, 9 лёгких крейсеров, 58 эсминцев, 7 миноносцев, 6 подводных лодок, 27 тральщиков, 66 катеров-тральщиков, 4 прерывателя минных заграждений, 59 патрульных судов, 1 минный, 2 сетевых и 2 боновых заградителя, 5 плавучих баз, 32 транспорта и ряд других кораблей, в общей сложности 351 единицу, и ничего не мешало им после Моонзунда направить все эти силы в Финский залив. Но, даже зная полное нежелание солдат и матросов развалившейся русской армии воевать, полную дезорганизацию управления страной и вооружёнными силами, они не рискнули испытывать на себе прочность новых фортов Кронштадтского оборонительного пояса.

Руководители нового, советского, государства понимали значение морских крепостей. Трагическая судьба форта «Ино», скорее всего, была результатом сложения обстоятельств и определённой паники в военно-политическом руководстве молодой советской республики. В дальнейшем такие ошибки уже не допускались, и дальнейшую судьбу морских крепостей Ленинградской области мы можем проследить в следующих главах.

(продолжение следует)

0 0 голос
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии