Кондушский след древней Олонии

  

В начале июля в Кондушах будет проходить праздник карельской культуры «Kondu», а сейчас мы приводим факты о богатой истории карелов Присвирья, с которыми связана судьба Александра Свирского, а также его первого ученика, боярина Андрея Завалишина, прославленного русской православной церковью под именем Адриана Ондрусовского.

В приписке к Уставу Святослава Ольговича (не позднее 1282 года) о доходах новгородской епископии пишется: “ А се Обонезъскый ряд: во Олонци 3 гривны, на Свери гривна, в Юсколе 3 гривны, в Тервиничах 3 гривны, у Вьюнице гривна…”. И ранее считалось, что речь в этом древнем налоговом списке идёт о нынешних Юксовичах, но, судя по последним находкам в архивах, место это было малолюдным до шестнадцатого века.

Чуровой Горы – нынешней Поги на Кондушской земле – не было до подписания после смутных времён Столбовского мира между Россией и Швецией. Это и говорит о том, что основана она была в период восстановления Александро-Свирского монастыря после очередного разорения и как раз в то время, когда была построена Олонецкая крепость.

Благодаря исследователю архивных записей Ольге Якушевой удалось получить важные сведения об этих событиях, повлиявших на формирование традиций на правобережье Свири вблизи будущего Лодейного Поля. Первая волна исхода карел из Северного Приладожья произошла ещё во время Ливонской войны, но наиболее активизировался этот процесс после 1617 года, получив потом новый всплеск во время русско-шведской войны 1656 – 1658 годов.

Анализ писцового делопроизводства доказывает, что именно в последние десятилетия XVI – начале XVII веков коренное население понесло тяжелейшие потери, причиненные шведами. Пострадали все карелы, которые успели переселиться на запустевшие земли, пополняя поредевшее местное население. Но, конечно, наибольший ущерб нанес рейд 1581 года. От завоеванного в 1580 году города Корела (Кексгольм, ныне Приозерск) через Ладожское озеро интервенты повернули на юг, опустошая весь западный берег Онежского озера до истока Свири, а потом двинулись по ней вниз до Пиркинич, а оттуда нанесли два удара – по Олонцу и Сермаксе и возвратились в захваченный Корельский уезд.

Начало массовому бегству карелов из Корельского уезда положили кровавые шведские рейды, а братия Свирского монастыря предоставила беглецам свои земли в Пиркинском погосте. И как раз вызывает большое уважение то, что кондушские карелы веками хранили здесь язык и традиции предков, берегли свой диалект в окружении ливвиков и людиков при сильном влиянии и русского языка…

Хочется надеяться, что наполненные тайнами прошлого земли древнего Пиркинского погоста на Свири будут и дальше интересны исследователям нашей истории. По крайней мере, археологи уверены, что здесь ещё можно сделать новые открытия. Найдётся немало работы в этих заветных местах и для представителей других направлений научного сообщества.

В 1876 году путешественник из Петербурга Пётр Минорский описал в своих дневниках эти места: «Мѣстные компетентные люди, занимающiеся изысканiемъ о древнемъ бытѣ Олончанъ-корелъ, утверждаютъ, что они когда-то имѣли свою исторiю и даже жили подъ управленiемъ своихъ князей, и по этому указываютъ на мѣсто за Олонцемъ, гдѣ, по преданiю, жилъ послѣднiй начальникъ племени до времени покоренiя кореловъ новгородцами. Ничего нѣтъ удивительнаго въ этомъ послѣднемъ предположенiи: каждый народъ и каждое племя въ тогдашнее время старались имѣть своихъ начальниковъ, чего всегда требовали обстоятельства, общественная жизнь народа и внѣшнiя дѣла; однимъ словомъ, народу нуженъ былъ судъ, расправа и защита отъ враговъ, которыхъ и корелы могли имѣть тогда очень много. Погоня за добычею отважныхъ норманновъ, поиски воинственныхъ славянъ новгородскихъ были знакомы, по всей вѣроятности, имъ очень часто и съ давнихъ поръ, а послѣ они служили причиною раздора между шведами и Русью, за которыми и остались навсегда. Но повторяемъ, что изъ этого давняго былаго у кореловъ не осталось никакихъ слѣдовъ ни въ названiяхъ мѣстъ, ни въ легендахъ, ни въ былинахъ, а если что и есть въ этомъ родѣ, то все это общее съ великоруссами. Кстати укажу здѣсь на одинъ памятникъ старины, только уже утраченный, о которомъ удалось вычитать въ запискахъ одного священника Ильинской церкви Каргопольцева – трудолюбиваго собирателя свѣдѣнiй о древнемъ бытѣ Олонецкихъ корелъ. «Говорилъ мнѣ, пишетъ онъ, лодейнопольскiй помѣщикъ Ишкаринъ, уже умершiй (въ 1855 году, когда ему было семьдесятъ пять лѣтъ), что онъ, когда ему было четырнадцать лѣтъ, видѣлъ въ Олонцѣ старика, который былъ жалованъ во время шведской вой-ны за какiя-то услуги кафтаномъ и который передавалъ, что когда онъ былъ еще малолѣтнимъ, то видѣлъ, какъ при копанiи рабочими въ городѣ Олонцѣ канавы (какой, не сказывалъ), на глубинѣ трехъ аршинъ, вырыто было какое-то судно, похожее на большую лодку особаго устройства, чѣмъ нынѣшнiя, и обтянутую полосами желѣза…».

А пока напоминаю читателям, что центр карельской культуры в Кондушах создан неслучайно, пока он лишь часть огромного и многообразного пласта, которым жители Присвирья смогут гордиться и привлекать сюда туристов.

Нам предстоит ещё работать над восстановлением славной истории Кондушской земли, а пока приглашаем всех собраться здесь на июльский праздник со своими краеведческими находками и поделиться ими с теми, кто старается сохранять историю и традиции карел-кондушан…

Пётр ВАСИЛЬЕВ

5 1 голос
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии