Как Пётр I Новый год отмечать велел

  

 В наступающем 2022 году будет широко праздноваться 350-летие со дня рождения российского императора Петра I. Указ об этом в 2018 году был подписан Президентом России Владимиром Путиным.

    Вспоминать о славных деяниях царя-реформатора можно начиная с первого дня Нового года. Ведь именно благодаря Петру I в России появилась невиданная ранее традиция празднования Нового года в ночь с 31 декабря на 1 января.

    Великий преобразователь Пётр I, вернувшийся из путешествий по Европе, вдохновлённый европейской культурой, желал приблизиться к ней во всём, и в конце 1699 года повелел праздновать Новый год по заграничному образцу – зимой. До этого на Руси новогодний праздник отмечали то 1 марта, то 1 сентября. Издавна русский народ, образ жизни которого был неразрывно связан с земледелием, начинал работы в поле весной, считая первым днём года 1 марта. Позже празднование Нового года стало приходиться на 1 сентября, когда отмечались завершение работ на земле и сбор урожая. Так на протяжении нескольких столетий Новый год в стране отмечали по-разному: официально – осенью и по старым обычаям – весной. Конец этой путанице положил государь Пётр I. Именным указом от 1699 года он велел отныне вести летоисчисление с 1 января, по примеру не только европейских государств, но и славянских городов, «от которых вера наша православная принята», – рассказывается в книге Ивана Божерянова «Как праздновал и празднует народ русский Рождество Христово, Новый год, Крещение и Масленицу», размещённой в коллекции «Новый год и Рождество в России» на портале Президентской библиотеки.

    Пётр I, понимая, что празднование Нового года по иностранному образцу идёт вразрез с устоявшимися обычаями русского народа, решил провести невиданное по размаху празднество в Москве. Накануне нового 1700 года во всех церквях началось полночное бдение. Пётр со своим многочисленным двором был на праздничной службе в Успенском соборе, молясь «усердно и истово». К началу литургии к Кремлю были привезены пушки, которые громкими выстрелами сопровождали многолетие после молебна. «Духовенство, послы и бояре обедали у Царя, сидевшего за столом со всем своим семейством. <…> Народ пировал на площадях пред дворцом и угощался выставленными ему яствами, винами и пивом», – писал Божерянов. А потом улицы первопрестольной и её крепостные стены озарились ярким фейерверком, полыхала в зимнем небе иллюминация, горели костры и смоляные бочки подобно факелам, на что сам Пётр смотрел с детским восторгом. Потехи и увеселения продолжались до самого Рождества. Знатным людям Пётр I велел ездить друг к другу в гости и даже лично проверял исполнение своего приказа. Вельмож, которые не хотели гулять так, как велел государь, привозили на празднества силой. 

    Главный символ Нового года, праздничная ёлка – ещё одна заслуга Петра I. Обычай наряжать новогоднюю ель, «подсмотренный» у немцев, видно, очень понравился государю во время его путешествий, поэтому указ гласил: «…По большим и проезжим улицам знатным людям и у домов нарочитых духовного и мирского чина перед воротами учинить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых и можжевеловых… а людям скудным каждому хотя по деревцу или ветке на вороты или над храминою своею поставь…». В Германии ель испокон веков являлась символом вечной молодости, долголетия и даже бессмертия, а у славян же, наоборот, хвойные ветви ассоциировались с погребальными обрядами, что, безусловно, также препятствовало принятию нововведений. Так как в России большинство людей не имело представления ни о заморских празднованиях Нового года, ни о том, как должно украшать ели, то образцы деревьев было решено выставить в московском Гостином дворе. 

     Во время своего правления и до самой кончины неутомимый Пётр I не переставал следить за тем, чтобы торжества по случаю наступления Нового года в России проходили не хуже, чем в Европе. В канун праздника император поздравлял и собственноручно щедро одаривал наиболее знатных вельмож и фаворитов, принимал участие в придворных гуляниях и забавах. Будучи уже императором и сделав столицей государства Санкт-Петербург, Пётр I приучал Северную столицу к пышным торжествам, балам и ассамблеям. Задавал тон ярким празднованиям русской знати сам император. В книге Александра Корниловича «Новый год в 1724 году» можно найти подробности церемонии празднования 1 января Петром I: «В 6 часов утра Пётр и вся Императорская фамилия отправились в крытых санях из Зимняго дворца… на Петербургскую сторону в собор Святой Троицы, к слушанию обедни. …Государь пел в тот день на клиросе с певчими, и Сам читал Апостол. <…> В церкви с Государем были самые приближённые к его особе. Все же прочие дожидались выхода Императорской фамилии на площадке перед соборомТут находились знатнейшие вельможи, высшие чиновники в коллегиях, генералитет и офицеры гвардии; немного поодаль выстроены были Преображенский и Семеновский полки и войска, составлявшия в то время Петербургский гарнизон.Государь был в преображенском мундире,зелёном с красным откладным воротником, и красном камзоле, оба обложенные золотым позументом, в чулках полосатых, белых с синим, и в башмаках из кожи севернаго оленя мехом вверх. Приезжавшие все должны были являться в праздничных французских кафтанах, служащие в военной службе в своих мундирах. Император приветствовал поздравлявших поцелуем в голову… По окончании сей церемонии Пётр отправился угощать гвардию, поднося каждому из солдат по ковшу водки… Поздравления их и угощение войска продолжались до 4 часов. Обед приготовлен был в Сенате, где дожидался Государя дипломатический корпус».

     Пётр I своими реформами и преобразованиями превращал царство Московское во Всероссийскую империю, всячески стараясь сделать Россию частью Европы. Одним из таких шагов на пути сближения с западной культурой и стало привнесение традиции празднования Нового года 31 декабря, которая пусть и не сразу, но прочно закрепилась в России, сделавшись едва ли не самым долгожданным событием в году.

Пресс-служба Президентской библиотеки

5 1 голос
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии