Рота, погибшая в марте 1942-го…

  

Поисковый отряд «Свирский рубеж» (на фото) нынешней осенью, порой до темноты, продолжал работать на правобережье Свири – там, где остановила немецкие и финские войска легендарная 3-я бригада морской пехоты, а с января 1942 года оборонялась и наступала сменившая её 70-я морская стрелковая бригада, сформированная в Сибири из курсантов морских училищ, моряков, выписанных из госпиталей, а также фронтовиков и новобранцев.

Эта бригада первые потери понесла от вражеской авиации в первый день 1942 года, а до свирских берегов добралась пешим маршем. В праздничный день 23 февраля 1942 года третья рота бригады смогла отбить у противника маяк Чомба и деревню Лисья, а своей первой фронтовой весной продолжила боевые операции, во время которых несла большие потери.

Из донесений: «В ночь с 6-го на 7-е и 8-е марта равзведотряд силой до полутора рот при поддержке огнем двух батарей артиллерии и минометов четырьмя группами из района деревни Кечкужно предпринял неудачную разведывательную операцию, проводившуюся с целью разведать оборону противника в районе деревни Зубец. Две группы, будучи обнаруженными противником и встреченные ружейно-пулеметным огнем, были вынуждены отойти на исходный рубеж. Третья группа, имевшая задачу захватить деревню Зубец, зашла в тыл противника и, встретив сопротивление, перешла к обороне. Не получив поддержки, группа была вынуждена под угрозой окружения с боем отойти в район деревни Кечкужно. Четвертая группа, имевшая задачу при поддержке ротных минометов отвлечь внимание противника, оборонявшего деревню Зубец, наткнулась на ледяную огневую точку. Потери разведывательного отряда бригады составили 11 человек убитыми, 20 – ранеными и 2 – пропавшими без вести.

В период 16 – 17 марта 70-я отдельная морская стрелковая бригада силами 2-го отдельного стрелкового батальона, отдельной роты автоматчиков, подразделений разведчиков и автоматчиков 1-го и 3-го отдельных стрелковых батальонов, 18-го и 28-го отдельных аэросанных батальонов при поддержке отдельного артиллерийского дивизиона полковых 76-мм пушек (восемь орудий), отдельного миномётного 120-мм дивизиона и роты отдельного миномётного 82-мм батальона провела неудачную разведывательную операцию… 2-я стрелковая рота вклинилась в передний край обороны противника в 1,5 км южнее деревни Зубец и под сильным артиллерийско-минометным огнем противника залегла недалеко от блиндажей, неся большие потери. 3-я стрелковая рота вклинилась в оборону финнов и овладела первой линией окопов, из которых противник отошел. Понеся большие потери от вражеского минометного огня, рота перешла к обороне.

2-я стрелковая рота прошла стык противника, но начав наступление в западном направлении, также под минометным огнем перешла к обороне, а затем отошла на юг, где и оборонялась до приказания на отход в исходное положение. Две роты 3-го отдельного стрелкового батальона были встречены сильным пулеметным и минометным огнем. Не имея поддержки и опасаясь за свой правый фланг, роты отошли в исходное положение. Отдельная рота автоматчиков, выполнив свою задачу, зашла в тыл противнику. Из-за отсутствия радиосвязи по неизвестным причинам рота не приняла сигнала об общем отходе и осталась в тылу противника. Весь ее личный состав был уничтожен и пленен противником…».

Погибших в тех кровопролитных боях накануне апрельской наступательной операции 1942 года моряков и искали в последнее время поисковики отряда, уже поднявшие здесь останки десятков защитников Родины, некоторых из них – со смертными медальонами, с подписанными предметами. Вот что об этом рассказал командир отряда Дмитрий Зибнев:

– Мы вышли по координатам на места их гибели. Моряки были в валенках, это как раз мартовская разведка. В том районе в зимне-весенний период больше не было стычек с врагом, только 16 марта 1942 года. У погибших были пуговицы с якорями на форменном обмундировании, хотя многие были в ватниках. Количество бойцов, найденных нами, сходится с количеством пропавших без вести в тот роковой день. У них обнаружены деньги, выпущенные до 1942 года, а также кошелёк, который сейчас на экспертизе, в нем была свернутая газета. И ещё найдена часть предметов, указывающих на это подразделение. Почти все останки по 70-й бригаде нам удалось разделить, так что есть возможность родным сделать генетическую экспертизу.

Поисковики работали и в дождь, чтобы успеть поднять всю погибшую роту. Им приходилось преодолевать большие расстояния на внедорожнике и вездеходе, чтобы как можно ближе доехать до места раскопок, и идти пешком.

– В данный момент идёт переписка с ветеранами, с родными погибших. Не будем делать поспешных выводов, но все косвенные доказательства у нас на сегодняшний день уже имеются, – продолжает Дмитрий Зибнев. – Нам помогает с установлением имён погибших и предоставляет подробную информацию по боям Иван Егоров. А в осеннюю Вахту Памяти в этом месте работали бойцы нашего отряда Дмитрий Васильев, Вера Рыженкова, Александр Насекин, Андрей Дмитриев, Александр Михеев, Игорь Щелкунов. Всего отрядом за полтора месяца были найдены останки пятидесяти бойцов, воевавших в составе 3-й бригады морской пехоты и 70-й бригады. Хотим выразить благодарность за содействие в проведении поисковых работ руководству Нижне-Свирского заповедника в лице директора Максима Антипина и его заместителя Дмитрия Старикова, а также за неоценимую помощь благодарим волонтера отряда Ирину Борк.

Пётр ВАСИЛЬЕВ

Фото из архива отряда

«Свирский рубеж»

0 0 голос
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии