Монастырь в Петровскую эпоху

  

На следующий год после рождения будущего царя-реформатора России Петра Алексеевича с 1673 года настоятелем Александро-Свирского монастыря был назначен игумен Гермоген. Вскоре его посетил митрополит Новгородский Корнилий, который передал новому настоятелю право ведать духовными делами на огромной территории от берегов Онежского озера на востоке до реки Волхов на западе.

В ведении монастыря были многие обители, не только основанные учениками Александра Свирского, в их числе Андрусовская, Сяндебская, Паданская, Юрьевская, Сторожевская, Муромская, Петропавловская, Климецкая, Яшеозерская, Вознесенская, Яблонская, Задненикифоровская, Высокозерская и другие. Монастырь Александра Свирского владел 34 деревнями, не считая пустошей.

В конце семнадцатого столетия в Присвирье, как раз при игумене Гермогене, строятся новые деревянные храмы, часть которых сохранилась до нашего времени. Удивительно, что они были шатрового типа, который в этот период был запрещён. Большое строительство в этот период шло и в самом монастыре. Вокруг Троицкого комплекса за двенадцать лет соорудили большую каменную стену с корпусами для братии и настоятеля, а внутри – новый Троицкий собор вместо разрушенного во время вражеского нашествия, на кресте которого была надпись, что это великолепное каменное сооружение было освящено в 1697 году при правлении царя Петра Алексеевича.

Молодой царь Пётр и его ближайшее окружение по традиции своих предков посылали в обитель Александра Свирского щедрые дары, были сохранены ранее полученные братией дарственные грамоты, позволяющие укреплять материальное благополучие главного монастыря у Свири. Но встретиться с царём Петром деятельному настоятелю Гермогену, который успешно и усерд-но управлял монастырём четверть века, не довелось.

В сентябре 1699 года он ушёл на покой в связи с преклонным возрастом. Вскоре разгорелась русско-шведская война, во время которой из-за опасения вражеских нашествий, мощи преподобного Александра Свирского были перенесены в защищённый мощной каменной стеной Троицкий комплекс. Но воевать за них братии не пришлось, вражеские отряды до обители не добрались. Наоборот, местные крестьяне во главе с олонецким священником Иваном Окуловым разгромили шведские гарнизоны Приладожья. Храбрый священник получил за это от Петра Первого золотую медаль, новую рясу и две сотни рублей. А рядовым партизанам, нашим землякам, царь велел выдать по 2 рубля, по хорошему русскому кафтану и по солдатскому тесаку. Через некоторое время и Александро-Свирский монастырь получил в награду 17 чугунных пушек с надписью «Олонец». И эта оценка его заслуг перед Отечеством неслучайна.

Братия помогала царю в важных делах, как прежде его отцу Алексею Михайловичу. Для строительных работ в Петербурге и на Олонецкой верфи отправлялись работники с лошадьми. Монастырь на реке Сясь выжигал известь для строительства. Как раз там изначально планировалось строить первые корабли Балтийского флота России, которые даже были уже заложены. Но в августе 1702 года Пётр Первый во время военного похода по Свири убедился, что свирские берега подходят для большого корабельного дела гораздо лучше, и повелел основать верфь на месте будущего Лодейного Поля.

Вполне возможно, что свою решающую роль в этой славной и важной для нас истории сыграл шторм на Ладожском озере, заставивший царя-реформатора задержаться в Сермаксе, на родной земле Александра Свирского. Он в период вынужденного ожидания посещал монастыри, где, вероятно, и принял окончательное решение возле мощей духовного заступника русских царей. Во всяком случае в Александро-Свирском монастыре Петр Первый бывал несколько раз и оказывал ему денежную помощь в сотни рублей.

Правда, однажды царь так осерчал, что повелел казнить настоятеля Свирского монастыря архимандрита Александра. Во время очередного визита Петр Первый в январе 1719 года оставил щедрые дары, которые настоятелем были присвоены. Братия написала на него жалобу царю и комиссару Олонецкой верфи. Разбирательство состоялось в Петербурге. Факты были подтверждены, но упрямый архимандрит вины не признавал и стал пререкаться с царём. Участь настоятеля была печальной, его велено было колесовать.

Казненного настоятеля заменил в управлении монастырём архимандрит Кирилл. При нём по указу царя в 1721 году были исследованы мощи родителей и учеников Александра Свирского. Ничего необычного обнаружено при вскрытии гробниц не было. А связь Петра Первого с обителью Александра Свирского продолжалась почти до кончины царя. Во время его путешествий по Олонии братия обеспечивала его продуктами и, конечно, молилась за своего царя.

Остаётся добавить, что Александро-Свирский монастырь участвовал и в обустройстве Александро-Невского монастыря в Петербурге, добывая плиту в Остречинах и отправляя её летом водным путём, а зимой на лошадях.

(Продолжение следует)

Пётр ВАСИЛЬЕВ

5 1 голос
Рейтинг статьи
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии